История керамики Урала

Декоративно-прикладное искусство Урала имеет ряд особенностей, отличающих его от народного творчества центральных областей России. Уральские промыслы зародились самое раннее в XVIII веке – срок по сравнению с русской культурой, идущей из глубины веков, незначительный, а расцвета достигли к середине XIX века. Есть на Западном Урале в Пермской области город Кунгур, знаменитый уникальными пещерами, чистыми реками, озерами, памятниками архитектуры XVIII-XIX вв. Известен Кунгур и гончарным промыслом. Местные земли богаты природными залежами глины: красной, белой и синей. Это удивительное совпадение, что кунгурская керамика своим производством связана с необычно живописным пейзажем. Полива изделий современных мастеров, кажется, вобрала в себя все краски природы: то она словно окрашена озерной голубизной, то светится полыханием зарниц и нежностью фиалок. Еще в начале 70-х годов развитие химической промышленности привело к тому, что на Кунгурском заводе художественных изделий стали активно экспери- ментировать с технологией обработки поверхности: поливой черепка, вводят шамот, налепы, используют роспись ангобом. Ангобное напыление и последующая роспись – изобретение кунгурских керамистов.

Новый подход к керамическому производству определяет творчество Хан Тэ Бона, известного в художественных кругах под именем Виктор Хан, работавшего на заводе в середине 70-х – начале 80-х годов. Характерными чертами его творчества было использование приемов скульптуры в декорировании поверхности изделия и ярко выраженное тематическое начало: стремление создать эмоциональный образ формой и декором. В Пермском краеведческом музее имеется 4-х предметный набор работы В. Хана, оригинальный по форме и декору. Особенно хороша глазурь изумрудно-малахитовых тонов: на крышке чайника она похожа на темную зелень леса с всполохами заката, на тулове – напоминает тот же лес, но уже, словно увиденный сквозь серебристую дымку утреннего тумана. На чашках другая гамма оттенков зеленого цвета, вызывающая ассоциации с добрым ласковым утренним лесом. Интересно решены крышки сосудов этого сервиза – в виде диковинных птичек.

Другое направление современного развития кунгурской керамики – освоение традиций крестьянского искусства, переосмысление фольклорных традиций. Само место, где находится завод художественных изделий (старинный прикамский город Кунгур), обращает к истории края, заставляет вглядеться в ее глубокую древность. У каждого художника свой подход к освоению прошлого Самобытны работы Л. Гайдышевой. В ее творчестве оживают мифологические образы, сказочные звери. Творчески перерабатывая элементы уральской росписи и «пермского звериного стиля», она создает яркие, неповторимые образы. Интересен имеющийся в Пермском музее ее набор из серии «Пермский звериный стиль»: лотки с конскими головами и сосуды с человеческой личиной и крыльями. Все предметы набора поражают не только многообразием форм, но и изысканной цветовой гаммой, широким диапазоном оттенков: нежно-розовые, охристые, коричневые, почти черные. Работы художницы своей поэтичностью, рукотворной уникальностью привлекают самые разные слои населения.

Своими корнями кунгурская керамика уходит в глубокую древность. О мастерах-гончарах упоминается в пермской летописи. Будучи в 1790 году проездом в Кунгуре, А.Н. Радищев записал в своем дневнике: «На базаре продают сено, дрова, лен, горшки…» Изделия крестьян были удобны и дешевы, хотя не отличались особенной красотой, что объяснялось их назначением. Это были простые, но такие необходимые в крестьянском быту вещи, как корчаги, кринки, горшки. Расцвет гончарного промысла в Кунгуре приходится на вторую половину XIX в. Помимо мелких кустарных, как правило, семейных, возникают более крупные объединения, фабрики и заводы. Так, в начале XIX в. открывается фабрика Г.Е. Бузина. Вслед за ней в разные годы появляются фабрики Аксенова, Е.Г. Зыряно- вой, Шелкогонова и другие. Всего к концу XIX в. по Кунгуру насчитывалось 62 гончарных круга и 155 гончаров, кроме того, в Кунгурском уезде действовало 12 гончарных заведений, выпускающих недорогую глиняную и фаянсовую посуду

Исследователи кустарной промышленности Урала отмечают тяжелые, каторжные условия труда гончаров, низкие цены и достаточно высокое качество продукции. Промыслом занимались в свободное от сельских работ время, по 10-12 часов в сутки. Надо было привезти вязкую глину, подержать ее залитую водой. Затем вымесить ногами, выкатать куски глиняного теста на половиках. И только потом, на гончарном круге мастер «вытягивал из комка» кринки, лотки, фруктовницы, горшки, жаровни, уксусники и т.д. Хороший гончар за день мог изготовить 30-40 горшков. Готовые изделия сушили двое суток и, промазав определенным составом, обжигали в печи. Для декорирования изделий использовали цветные глазури (стекловидное покрытие). Каждая имела свой химический состав. Наиболее распространенными были изделия с желтой, белой и зеленой окраской. Сияющий солнечным блеском желтый цвет получали из окиси железа или свинца. Для зеленой поливы брали свинец, хрусталь, песок, медную руду, малахит. Выпускалась и черная «обварная» посуда, которую для большей прочности сразу же после обжига окунали в отвар из ржаной муки.

Была также расписная посуда, как ручной росписи, так и по специальным трафаретам и «печаткам». Занимались росписью жены гончаров – «живописки». Краски приготовляли сами: желтую – из олова, синюю – из кобальта, зеленую – из медного купороса. Гончары торговали изделиями в губернии и за ее пределами. В конце XIX – начале XX вв. гончарные мастерские возникают и исчезают, объединяются в фабрики и распродаются. Одним из самых крупных гончарных заведений в Кунгуре была фабрика Г.И. Федорова, выпускавшая полуфаянсовую посуду, пользующуюся особым спросом среди купечества и крестьян. В 1907 г. фабрика переходит во владение купчихи Зыряновой, которая впервые в Кунгуре установила на своем производстве печь для обжига с вытяжной трубой.

В середине 30-х годов завод постепенно прекращает выпуск посуды, а в годы Великой Отечественной войны – возобновляет. В 50-е годы на заводе выпускается дешевая полуфаянсовая посуда простых форм с растительным декором. В 60-е годы в кунгурской керамике происходят процессы, характерные для всего декоративно-прикладного искусства в целом, когда на смену натуралистическому, помпезному стилю рубежа 40-х – 50-х годов приходит простой, предель- но обобщенный стиль шестидесятых – своего рода «суровый стиль» в керамике. Значительную роль в развитии кунгурской керамики, в определении ее стилевой направленности в 60 – 70-е годы сыграли ведущие художники предприятия И.С. Ушатов, В.П. Шихвинцев, Л. Нелюбин.

Характерной особенностью изделий Кунгурского завода конца 80-х – начала 90-х годов является создание многопредметных наборов: сосуды всевозможного назначения, богато декорированные, иногда даже излишне перегруженные декором. Сегодня на заводе работает ряд художников, определяющих стилевую направленность его продукции: Л. Гайдышева, М. Татаринова, Е. Ширинкин и другие. В своем творчестве они умеют удивительно сочетать следование традициям с вдохновенной импровизацией.

Село Нижние Таволги Свердловской области к концу XIX – началу XX стооо— летий было крупным центром гончарного промысла Екатеринбургского уезда. Изготовлялись здесь корчаги, горшки, латки, жарехи, чашки, кринки, игрушки. Дальнейшая история промысла связана с артелью «Гончар», а затем – с промыслово-производственной артелью «Керамика». В 1960 году «Керамика» была реорганизована в объединение «Невьянский завод художественной керамики». В 1993 году на его базе было создано АОЗТ. Из старых мастеров осталось 12 человек. Но не иссяк родник гончарства, не прервалась традиция, в Таволгах работает фабрика Владимира Орлова, потомственного гончара в четвертом поколении. Работают Орловы как встарь – всей семьей. В былые времена в торговые дни местные гончары ездили в Нижний Тагил, Алапаевск, Невьянск продовать посуду. Непременным товаром были и свистульки. Обычно их тянули мало – игрушка лишь сопутствовала изготовлению гончарной утвари. Другое дело – ярмарки. К ним готовились загодя, глазуровали и обжигали в горнах вместе с глиняной посудой всевозможных курочек, петушков, коней, собачек, птичек – на радость детворе. Делают их и по сей день, сохраняя характерную упругую и вместительную форму, напоминающую яйцо.

Мы будем рады и вашему мнению

Оставить отзыв